Игорь Савченко Печать E-mail
Автор: Вадим Молодый   

Сегодняшний выпуск Антологии мировой поэзии необычен. Он посвящен не поэту, а переводчику, причем переводчику, все работы которого умещаются пока на одной газетной полосе. Но я горжусь тем, что первым публикую переводы Игоря Савченко и не сомневаюсь, что этот номер газеты станет когда-нибудь предметом вожделений любителей раритетов. Я узнал об Игоре совершенно случайно. Разыскивая в сети переводы Георга Гейма, я натолкнулся на перевод моего любимого стихотворения Umbra Vitae, поразивший меня своей красотой. Чуть позже я прочитал переводы Лонгфелло и Лавкрафта и очаровательный перевод «Клементины». В конце концов, мне удалось связаться с Игорем и получить его разрешение на публикацию. Чтобы получить представление об этом человеке, прочитайте выдержки из его автобиографии:

«… Мой отец был моряком, мать – инженером. Оглядываясь назад, вижу, что детство моё было счастливым – хотя бы потому, что меня всегда окружали любовь и забота…

Я всегда любил читать. Это было моим лучшим развлечением… Тем не менее, это вовсе не значит, что в школьные свои годы я был таким несчастным и унылым nerd, которого, кроме книжек, ничего не интересовало. Я любил футбол (имеется в виду, конечно, наш, европейский, не американский)… я неплохо прыгал и бегал…

…по-настоящему прекрасной возможностью было читать иностранную литературу в подлиннике… Ещё пару слов о себе самом. Человек я неэмоциональный – внешне, по крайней мере. Я считаю себя достаточно замкнутым и скрытным и больше люблю побыть один, чем находиться в шумной компании. И отдыхаю я соответственно. Гуляю, фотографирую, слушаю музыку…

Завершая, упомяну ещё об одной вещи, для меня очень важной. Я люблю дождь. Очень люблю. Уж не знаю почему, но упомянуть об этом в самом конце мне кажется совершенно необходимым».

Ну а теперь – самое поразительное – Игорю всего 20 лет.

Что ж. Не знаю, чем является талант в большей степени – благословеньем или проклятьем, но Игорю его дано в полной мере.

Вадим Молодый


Георг Гейм
UMBRA VITAE
(ТЕНЬ ЖИЗНИ)

Во тьме столпившись,
    люди ждут рассвета,
Но бросить взгляд
    на небеса им страшно:
Там грозные проносятся кометы,
Там нависают каменные башни.

Лишь звездочеты,
    в небо вперив трубы,
Сидят на крышах, затаив дыханье,
Да колдуны на чердаках сквозь зубы
Своей звезде бормочут заклинанья.

И вот из тех домов, что опустели,
Болезни выползают вереницей -
Одни на окровавленных постелях,
Другие же на чёрных колесницах.

Самоубийцы, скорчившись от муки,
В пыли дорожной ищут свои души;
Но тщетно шарят мёртвые их руки,
И ночь темна, и ветер стоны глушит.

Тогда, подпрыгнув, падают. И сами
Соединяясь с той же пылью серой,
В бреду метут дорогу волосами -
На запад и восток, на юг и север.

А тем, кто в землю сходит неохотно,
Кто долго не смолкает, цепенея -
Пронзают плоть
    рога слепых животных
Среди чертополоха и шалфея.

Плащом намокшим
    год повис на крючьях,
Тяжёл и пуст, он ожидает смерти.
А в безднах неба буря гонит тучи
В безжалостной и вечной круговерти.

Но море стихло. Корабли на якорь
Встают,
    покрывшись гнилью ядовитой,
И реки не текут в оковах мрака,
И все врата небесные закрыты.

В безвременье немом навек застыли
Деревья - молчаливые страдальцы,
Над тёмными дорогами пустыми
Протягивая высохшие пальцы.

Вот человек
    привстал на смертном ложе,
Одно лишь слово с губ слетело только -
А жизнь уже ушла. Осталось - что же?
Разбитых глаз стеклянные осколки.

...Повсюду сновиденья. Каждый вечер
Парад теней - глухих,
    угрюмых, старых.
А утром снова встанешь злу навстречу
И стряхиваешь с серых век кошмары.

СЛЕПЕЦ

Вот кто-то с бранью пнул ногой его.
Он слышит злобный хохот.
    «Прочь с дороги!
Вон небо синее; гляди в него, убогий!»
Он смотрит – но не видит ничего.

«О Небо, где ты? Небо, дай ответ!
Что значит – синий? Что это такое?
И жар, и холод ощутить рукою
Могу; но не могу нащупать цвет.

Ни золота пшеничных нив. Ни роз,
Зацветших по весне, ни мотыльков
В их танце радужном, ни алых языков
Огня, ни русых девичьих волос,

Ни моря, чьё пурпурное вино
 Течёт в лучах заката вдаль и вширь,
Ни блеска звёзд. Брожу во мгле, упырь,
Что траур мне,
    что праздник – всё равно».

Его глаза, как лилии, белеют,
В иссохшей глотке прыгает кадык.
Он стонет и кряхтит, седой старик,
И голова нелепо вертится на шее.

Он силится увидеть солнца свет,
Он к небесам протягивает руки.
Лицо слепое в небо смотрит в муке,
Но в мёртвых бельмах отраженья нет.

Говард Филлипс Лавкрафт
ПРАЗДНЕСТВО

Видишь – носится снег
Над пустынной землёй,
Слышишь – визги и смех
Полуночной порой,
Это нежить справляет в лесах
Древний праздник неведомый свой.

Видишь – пляски и кровь,
Видишь – смерть в облаках,
Слышишь – знаешь – и вновь
Липкий чувствуешь – страх
Перед теми, кто солнца заход
Воспоёт в нечестивых стихах.

Там, вокруг алтаря,
Песни злы и грубы,
Бледным светом горят
Колдовские грибы,
У друидовых древних могил
Задушила омела дубы.

И бесовских пиров
Пока шум не утих,
И пока слышен рёв
Чёрных глоток чужих –
Равнодушному миру в лицо,
Словно проповедь, брось этот стих.

Генри Лонгфелло
СНЕГ
Из глубины души небес,
Из складок их мантии невесомой,
Вниз, на затихший, мёртвый лес,
На нивы, покрытые бурой соломой,
На зазеркалье рек -
Падает
Тихо
Снег.
   
Медленный снежный хоровод
Неба несёт в себе боль седого -
Так и в труде любом живёт
Чья-то фантазия, чьё-то слово,
Так отражён в глазах
Скрытного
Сердца

Страх.
Это причудливый сюжет,
В тихие строки стиха сложившийся,
Это отчаянья секрет,
Долго в небесной душе хранившийся,
Поведанный во мгле
Дереву
И земле.
Перси Монтроуз
или Баркер Брэдфорд
КЛЕМЕНТИНА

В этом месте, с дочкой вместе -
В тёмной шахте день и ночь! -
Жил старатель, мой приятель,
Клементиной звали дочь.
    Клементина, Клементина,
    Дорогая Клементин,
    Ты ушла, ушла навеки,
    И остался я один.
Губки алые, как вишни,
Зубки - сахара куски,
А на ножках - не сапожки,
А коробки от трески!
    Клементина, Клементина,
    Дорогая Клементин,
    Ты ушла, ушла навеки,
    И остался я один.
Раз пошла она к речушке,
Напоить водой овец,
Поскользнулась, захлебнулась
И нашла там свой конец.
    Клементина, Клементина,
    Дорогая Клементин,
    Ты ушла, ушла навеки,
    И остался я один.
Крики-вопли над водою
Разносились целый час,
Но я плавать не умею,
Клементину я не спас!
    Клементина, Клементина,
    Дорогая Клементин,
    Ты ушла, ушла навеки,
    И остался я один.
Ждут овечки возле речки,
Мимо них плывёт корсет.
Клементина утонула,
Клементины больше нет.
    Клементина, Клементина,
    Светлый ангел неземной!
    Отчего ты утонула,
    Почему ты не со мной?
Там, на кладбище, близ церкви,
Где царят покой и мир,
Проросли из Клементины
Розы, лилии и мирт.
    Клементина, Клементина,
    Дорогая Клементин,
    Ты ушла, ушла навеки,
    И остался я один.
А старатель, мой приятель,
Протянул немного дней -
Он хотел быть вместе с дочкой,
И теперь он вместе с ней!
    Клементина, Клементина,
    Дорогая Клементин,
    Ты ушла, ушла навеки,
    И остался я один.
Но во сне она ко мне
Ещё приходит иногда -
Нос и руки съели щуки,
С платья капает вода.
    Клементина, Клементина,
    Дорогая Клементин,
    Ты ушла, ушла навеки,
    И остался я один.
Я любил её живою,
Но теперь она мертва -
Завершают мою песню
Эти грустные слова!
    Клементина, Клементина,
    Дорогая Клементин,
    Ты ушла, ушла навеки,
    И остался я один!
 
 
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер